Как полезно листать семейные альбомы

Больше всего на свете Арина хотела знать, кто ее папа. Она часто расспрашивала об этом маму и бабушку. Но те упорно отказывались говорить с девочкой на эту тему. В их поселке со смешным названием Бычки все друг друг знали, и Арина, вглядываясь в лица соседей-мужчин, с надеждой и замиранием сердца думала: «А может, это он?».
Как-то, когда девочка простудилась и вынуждена была несколько дней провести в постели, мама дала ей посмотреть старый семейный фотоальбом. Арина без особого интереса перебирала пожелтевшие снимки. Вот мама — ее ровесница, вот бабушка с огромной картофелиной, выросшей на их огороде, а вот мамины подружки Оля и Лида — обе веснушчатые и с выцветшими от солнца волосами… Арина, скучая, перевернула последнюю страницу альбома и вдруг резко села на кровати. На снимке был изображен молодой человек лет восемнадцати: темные волосы с прямым пробором, широко расставленные глаза, твердо сжатые губы. Парень был хорош собой, если не сказать — красив. Позже Арина нашла его на фотографии маминого класса: он стоял рядом с ней. Других снимков молодых мужчин в альбоме не было. С чего бы мама стала хранить фото своего одноклассника? И почему не показывала карточку ей, Арине? Может, это и есть отец?
Вечером Арина показала фотографию маме и деланно безразличным тоном поинтересовалась:
— Мам, а что это за симпатичный парень?
Та почему-то разволновалась:
— Ой, это Андрей Клюкин! Самый красивый в нашем классе. И самый умный, кстати. Уж как я за ним бегала, даже неудобно вспоминать. С сестрой его подружилась, чтобы поближе к Андрюше быть. Только ничего у нас не вышло, — с явным сожалением вздохнула мама, — он после школы в Москву уехал, поступил в педагогический. Андрюшке языки легко давались, он английский сам выучил, по самоучителю. Отучился, да так в городе и остался. Все хорошо у него, в тридцать лет доктором наук стал, преподает теперь в том же институте. Жена у него тоже учительница. Сын растет…
Но Арина уже не слушала ее. Сомнений быть не могло: это ее отец! Как дрожал голос мамы, когда она рассказывала о нем! Девушка вспомнила, что однажды бабушка, ругая ее, обронила: «Такая же умная, как отец». И вообще, у них столько общего: у Арины тоже темные и гладкие волосы, и английский она знает лучше всех в школе. Учительница даже советовала ей поехать учиться в Москву, но девушка боялась, что не сдаст экзамены. А теперь, когда она знает, что в столице живет ее отец… Она, Арина, непременно поступит в тот самый вуз, где он работает, разыщет его и все ему расскажет!

Студенческие будни.

С того дня Арина засела за учебники. Дни напролет учила английский, русский и литературу, готовясь в институт. Мама, до сих пор дружившая с младшей сестрой Андрея, хотела попросить ее поговорить с братом, чтобы помочь дочке с поступлением. Но Арина категорически отказалась от поддержки.
— Я всего добьюсь сама! — заявила девушка.
В институт Арина поступила без проблем. Обаятельный преподаватель Андрей Николаевич Клюкин, принимавший у девушки вступительный экзамен по английскому языку, сказал:
— У вас прекрасное произношение! — И вернул Арине экзаменационный лист с выставленной пятеркой.
…Первый курс пролетел незаметно. С Клюкиным, который у первокурсников не преподавал, она часто сталкивалась в коридоре, но тот в ответ на приветствие студентки лишь рассеянно кивал. Андрей Николаевич явно не подозревал, что перед ним — его родная дочь.
А когда Клюкин начал руководить подготовкой курсовой работы второкурсницы Арины, они стали видеться чаще. Сначала встречи происходили на кафедре, потом Андрей Николаевич начал приглашать Арину и еще нескольких девушек, которые писали под его руководством дипломы и курсовые, к себе домой.
Поначалу, приходя в дом преподавателя, Арина испытывала странное чувство — смесь неприязни и горечи. Ей было больно смотреть на то, как заботливо Андрей Николаевич приносит горячий чай своей прихворнувшей жене: ведь на ее месте могла быть мама Арины! А на сына Клюкина Славу, первокурсника института иностранных языков, девушка смотрела с обидой: все то, чего была лишена она, этот мальчик имел — отцовскую любовь, а еще отдельную комнату, которой у Арины никогда не было, компьютер с жидкокристаллическим монитором… В такие минуты Арина озиралась по сторонам в надежде увидеть что-нибудь «неправильное» в квартире отца. И обнаруживала Славин свитер, брошенный на диван, или чашку с остатками чая, стоящую на столе в кабинете Андрея Николаевича. Вот у них с мамой вещи всегда лежали на местах, а чашки аккуратно стояли в буфете.
Но постепенно девушка поняла, что по-настоящему привязалась к этому уютному дому и его хозяевам. Она была благодарна Андрею Николаевичу, который мог потратить выходной день на разбор очередной главы ее курсовика, сидя в кресле и отпивая из большой чашки чай. Напиток этот преподаватель очень любил и всегда заваривал его сам, никому не доверяя такое ответственное дело. Андрей Николаевич коллекционировал различные сорта чая, и, колдуя в очередной раз над фарфоровым чайником, смешивал неведомые ей сорта, чтобы получить новый необычный вкус и аромат. Чаепитие стало в семье ежедневным ритуалом. Когда все домочадцы собирались на кухне, жена Клюкина, Тамара Викторовна, доставала из духовки румяные пирожки, а он сам, приоткрыв крышку чайника и улыбаясь, наслаждался ароматом свежезаваренного напитка.

«Он мой брат!».

Теперь мысли Арины все чаше были заняты Славой, сыном Клюкина. Высокий худощавый парень с волнистыми русыми волосами со временем понравился девушке, и она, как ни старалась, не могла думать о нем как о брате. Порой Арина невольно вздыхала: «Эх, если бы Славка не был его сыном!» Постепенно и Слава начал проявлять к ней интерес. Как-то он пригласил Арину в театр, потом предложил пойти с ним на день рождения к другу. И несмотря на то что они были очень разными: усердная трудолюбивая Арина и несколько легкомысленный и безалаберный, но добродушный Слава, их встречи становились все более частыми. А когда молодой человек подарил Арине на Новый год огромного плюшевого зайца, держащего в лапах алое сердечко с надписью I love you, она поняла: юноша влюблен.
— За подарок спасибо, — сказала Арина молодому человеку. — Но если он со смыслом, то зря ты стараешься.
— Почему? — опешил парень.
— Понимаешь, мы не можем быть вместе. — У Славы было такое растерянное лицо, что девушке стало его жаль.
— Это ты потому, что папа — твой преподаватель? Но это же ерунда! — возразил Слава.
— Я не могу тебе этого объяснить… Пока! — Она резко развернулась и побежала к остановке автобуса.
На следующий день расстроенная Арина уехала к маме: идти в институт не хотелось, оставаться же в общежитии и сидеть в одиночестве — совсем грустно. Дома девушка надеялась отдохнуть и успокоиться, но расслабиться не удалось. Она постоянно думала о Славе: и нарезая хлеб — он не любил бутерброды, предпочитая «что-нибудь посущественнее». И когда пошел снег: Славка обожал снегопад, говорил: «Сейчас бы на лыжи и в лес!»
На второй день пребывания дома эти мысли стали настолько тягостными, что Арина не выдержала и разрыдалась. Как случилось, что она полюбила человека, с которым никогда не сможет быть вместе?
— Ариш, ты что ревешь-то? — в комнату вошла бабушка.
— Голова болит, — соврала Арина, но, перехватив бабушкин недоверчивый взгляд, заплакала еще горше и выложила все как есть. Рассказала и о поисках отца, и о его благополучной семье, и о влюбленном Славке.

«Родители ждут…»

Бабушка всплеснула руками:
— Да кто же тебе сказал, что Андрей — твой отец? Да, нравился он твоей маме, плакала она по ночам в подушку: мол, Андрюша меня не замечает. Но он в Москву уехал…
— Но как же… — прошептала Арина. — Ты говорила мне, что я такая же умная, как отец…
— Э, милая! — рассмеялась бабушка. — Я не про талант к наукам говорила, а про житейскую мудрость. Твой отец — Володька Григорьев, наш бывший сосед. Тетю Галю Григорьеву помнишь? Так вот Володька — ее сын. Как Андрюшка в Москву уехал, Наташа, мама твоя, с ним начала встречаться. Ей было восемнадцать, ему — двадцать пять. Он женат уже был, дочка маленькая. А жена его, Лиза, тогда второго ребенка ждала. Когда Володька про Наташину беременность узнал, сказал: «Поступай как хочешь, у меня семья».
— А где он теперь? — спросила Арина. Она не знала, радоваться ли тому, что Слава не ее брат, или огорчаться, что скандальная тетя Галя, от которой доброго слова не услышишь, — ее родная бабушка.
— Переехали они, еще когда тебе полгодика было, — объяснила бабушка. — Когда ты родилась, он не зашел даже…
Внезапно Арина вскочила с кровати и начала бросать в сумку одежду и книги:
— Бабуль, мне в Москву надо!
— Зачем? — удивилась та.
— Я потом все объясню, — сказала Арина, чмокнула бабушку в щеку и умчалась, чтобы успеть на рейсовый автобус.
…Вернувшись в Москву, Арина позвонила Славе и договорилась с ним о встрече. Был выходной день, и парень мигом примчался в общежитие, где жила девушка.
— Куда ты пропала? — взволнованно начал он. — Я и в институт ходил, и в общежитие приезжал, тебя нет нигде. Отец волнуется, говорит: «Куда исчезла моя любимая студентка?» Он в деканат ходил, там уже собирались начать тебя разыскивать.
— Знаешь, когда я поняла, что не безразлична тебе, так растерялась — совершенно не знала, как себя вести. Ты мне тоже нравишься, но мне казалось, что у нас ничего не получится — слишком мы разные… Ну, и решила уехать домой, к маме. А там обдумала все и поняла, что, наверное, поступила опрометчиво. А еще поняла, что не могу без тебя, вспоминала постоянно…
— Ладно, не переживай, — улыбаясь, сказал Слава. — Хорошо то, что хорошо кончается! Поехали к нам, родители ждут. Отец какой-то новый сорт чая достал — говорил, сегодня заварит. А мама пирожки испекла — твои любимые, с курагой…

Добавить комментарий