Поиски утраченной любви

Катя положила трубку и чуть не расплакалась от досады: «Опять Мишка меня не понял! Теперь будет обижаться…» Только что девушка отменила запланированный поход в кино — дедушка почувствовал себя плохо, и она решила не оставлять его одного. А Миша тут же поспешил обвинить ее в безразличии.
— Для тебя твой дед важнее меня! — кричал он в трубку и был, наверное, недалек от истины…

Старый альбом.

Девушка росла в необыкновенно счастливой семье: мама и папа — молодые и влюбленные друг в друга, дедушка Егор — шумный и общительный, и она, Катя, заражающая окружающих жизнерадостностью и оптимизмом.
…Несколько дней назад родители уехали отдыхать в загородный пансионат, дав наказ Кате заботиться о дедушке. И надо же было такому случиться, что именно сейчас он заболел! А тут еще Миша со своими обидами…
После телефонного разговора с ним Катя расстроилась. Вздохнув, она пошла в комнату дедушки. Тот сочувственно посмотрел на внучку:
— Ну вот, опять ты осталась дома из-за меня!
— Ну что ты, я всегда рада посидеть с тобой, поболтать. Сейчас ты примешь лекарство, а чуть позже тетя Шура зайдет, осмотрит тебя, я ей уже позвонила.
— Лекарство выпью, а Шурочка пусть остается дома, — ворчливо ответил дед, — ей и на работе пациентов хватает.
Александра Владимировна, их соседка, работала врачом-терапевтом в районной поликлинике и, забегая в гости, обязательно интересовалась здоровьем Егора Ивановича.
Подумав с минуту, девушка достала с верхней полки шкафа альбом со старыми фотографиями. «Дед редко смотрит его, может быть, отвлечется и ему станет немного легче», — решила она.
Увидев в ее руках семейный альбом, Егор Иванович заметно повеселел. Присев рядом с ним на кровать,
Катя разглядывала пожелтевшие от времени снимки, а дедушка рассказывал о своей юности. Семнадцатилетним мальчишкой он ушел на фронт, был ранен, но из госпиталя, несмотря на протесты врачей, вернулся в свою часть.
— А что это за снимок? — заинтересовалась Катя, перевернув страницу альбома. — Раньше я его не видела…
— Эту фотографию мне прислал Алеша Степанов месяц назад, — сообщил Егор Иванович.
С фотографии лихо улыбался молодой боец. Одной рукой он сжимал ствол автомата, другой — полуобнимал миловидную девушку в светлом полушубке, туго перетянутом ремнем.
— Это Лида, она была у нас медицинской сестрой, очень храбрая девушка, — продолжил воспоминания Егор Иванович. — Скольким ребятам жизнь спасла — не счесть. А вот с поля боя никого не могла вытащить: уж очень была хрупкой. Очень мне нравилась эта девушка, но подойти к ней я долго не решался. Однажды в бою ее ранило, а я оказался рядом — вот так и познакомились. Мы с ней земляками оказались, все город наш вспоминали, родителей, дом…
— Дедушка, так ты ее спас, получается?
— Спас — слишком громко сказано, — засмеялся дед, — просто донес до санчасти. — И помолчав, добавил: — Очень сильно я ее любил, и она меня тоже. Собирались даже пожениться. — Тут дед помрачнел и замолчал.
— И почему же не поженились? — не выдержала Катя.
— Потерял я ее в самом конце войны. Их медсанчасть расформировали, нас срочно перебросили на Дальний Восток — вот и потеряли друг друга. Ну а потом, — дед улыбнулся, — я встретил твою бабушку, и вскоре у нас родилась твоя мама. Правда, Лиду я часто вспоминал. Жаль, так и не встретил ее после войны…

Друг моего друга.

— Ну что это вы придумали, Егор Иванович, хватит болеть! — входя в комнату к пожилому мужчине, бодро говорила Александра Владимировна. — Сейчас я вас осмотрю и живенько на ноги поставлю!
Через пять минут соседка появилась на кухне, где ее с нетерпением ждала Катя.
— Катюш, дедушке нужен постельный режим — сердечко шалит. Я договорюсь на работе, завтра к нему приедут, чтобы снять кардиограмму. А пока пусть принимает вот этот препарат. — Александра Владимировна написала на листочке название лекарства. — А если что — звони!
Когда тетя Шура ушла, Катя посмотрела на часы — половина восьмого: скоро аптеки закроются. Если идти пешком — можно не успеть. Катя набрала номер телефона Миши: у него есть машина, и они могли бы съездить за лекарством. «Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети», — услышала она в трубке. Раздумывая, к кому еще можно обратиться, Катя вспомнила о Жене — Мишкином приятеле: у того была новенькая «десятка». Выслушав девушку, он сразу согласился помочь.
…Когда они подъехали к ее дому, Катя предложила:
— Жень, давай зайдем к нам, чайку выпьем! Ты не очень торопишься?..
Она не заметила, как рассказала Жене почти все о себе: и о планах на будущее, и о школьных подругах, и о своем героическом дедушке. Не забыла Катя и историю его неистовой любви.

Счастливый случай.

— Катюш, а давай попробуем отыскать эту Лиду, — предложил Женя. — Представляешь, как твой дед обрадуется, если мы ее найдем?
— Не знаю, — задумалась девушка, — это, наверное, сложно. Как иголку в стоге сена искать… Но попробовать можно!
…Уже на следующий день Катя радостно сообщила Жене:
— Я выяснила у дедушки фамилию Лиды — Веретенникова. Правда, может быть, она ее изменила, если вышла замуж…
Они обзвонили всех Веретенниковых, живущих в городе, но женщины с именем Лидия так и не нашли.
Женя приходил теперь каждый вечер. Сидя на кухне, они подолгу разговаривали. Оказалось, что оба они любят старые фильмы, книги Джека Лондона и Стивенсона. Лишь одной темы Катя и Женя старательно избегали: никто из них не вспоминал о Михаиле. После ссоры он не звонил Кате, и девушка не могла понять, радует это ее или огорчает.
Тетя Шура забегала каждый день, чтобы сделать укол Егору Ивановичу. А когда ему стало лучше и он начал вставать, записала Катиного деда на прием к кардиологу.
— Вы обязательно должны показаться специалисту! — не терпящим возражения тоном заявила она Егору Ивановичу, который утверждал, что замечательно себя чувствует.
… Они с Женей стояли у стойки регистратуры в поликлинике, куда привезли дедушку Кати.
— Я думаю, что эта Веретенникова поменяла фамилию, — говорил Женя, — Или переехала в другой город, иначе мы уже нашли бы ее.
— Какую Веретенникову? — строго спросила медсестра, сидевшая в регистратуре и слышавшая их разговор.
— Мы ищем женщину с такой фамилией. Она воевала вместе с моим дедом, — объяснила Катя.
Медсестра пожала плечами:
— У моей тети была фамилия Веретенникова.
Катя переглянулась с Иваном, и оба хором спросили:
— А как ее зовут?
— Лидия Максимовна. Правда, она живет сейчас не здесь, а в областном центре — несколько лет назад переехала к сыну…

«Ты очень нужен мне!»

Дверь им открыла невысокая седая женщина, одетая в светлую блузку и строгую темную юбку.
Лидия Максимовна не удивилась визиту Жени и Кати: девушка позвонила ей накануне.
— Какой он сейчас, Егор? Все такой же веселый? А здоровье как? Не болеет? — взволнованно расспрашивала она Катю, угощая ее и Женю домашними пирожками с заваренным ароматной мятой чаем. И то и дело восклицала:
— Поверить не могу! Нашелся Егорушка, я уж и не надеялась…
…Егор Иванович сидел за столом и что-то писал.
— Дедушка, — робко начала Катя, — мы с Женей сейчас совершенно случайно встретили одну твою старую знакомую и решили пригласить ее в гости. Я подумала, что ты наверняка не будешь возражать…
Дед Егор оживился:
— Конечно, ты правильно сделала. Только я не понял, кого же вы встретили?
Катя посторонилась, и Лидия Максимовна вошла в комнату. Егор Иванович с минуту смотрел на нее. Потом тихим голосом произнес:
— Лидочка… Неужто нашлась?
Через несколько секунд пожилые люди уже плакали в объятиях друг друга. Катя на цыпочках вышла из комнаты и тихонько прикрыла дверь. Женя стоял на кухне и смотрел в окно.
— Ну вот, — обернувшись к ней, сказал он, — теперь у тебя все в порядке, и я тебе не нужен…
Он не договорил — у Кати неожиданно зазвонил сотовый телефон. В трубке раздался веселый Мишкин голос:
— Кать, привет! Я по тебе соскучился. Твой старик, надеюсь, уже в порядке? Слушай, а давай сходим куда-нибудь сегодня вечером! Ты свободна?
— Нет, Миша, — твердо сказала Катя. — Мы больше никуда не пойдем с тобой. Никогда!
Она отключила телефон и, глядя Жене в глаза, добавила:
— Ты очень нужен мне, Женька! И я тебя никуда не отпущу!.. —

Умение говорить на одном языке.

  • Проверить искренность чувств помогают сложности, возникающие на жизненном пути. Если оказывается, что решать проблему тебе приходится одной, без помощи любимого, — подумай, тот ли он человек, которому стоит отдавать руку и сердце?
  • Влюбленным кажется, будто они понимают друг друга с полуслова. Это не так. А вот психологи утверждают: люди понимают друг друга всего на 35—40 процентов! В остальном каждый понимает другого, как хочется ему самому. При этом разница взглядов никем не замечается. И только когда мысли любящих людей совпадают меньше чем на 10 процентов, они замечают, что говорят на разных языках.
  • Твоему возлюбленному кажется, что для тебя не должно быть никого важнее, чем он? Объясни ему, что нет ничего плохого в том, что тебе дороги и он, и твои близкие, и его родители, и что ты готова поступиться своим счастьем ради благополучия любимых. Рано или поздно возлюбленный наверняка поймет, что твоя любовь — не только на словах, но и в делах.
  • Дети не всегда стремятся походить на своих родителей. Дух противоречия рождает конфликт отцов и детей. А вот конфликт между внуками, бабушками и дедушками встречается крайне редко. Потому что, отрицая модель поведения родителей, которые отрицали поведение своих, в мыслях и поступках внуки копируют… бабушек и дедушек! Даже в выборе любимых…
  • Воспоминания о счастливой юности относятся к сильнейшим положительным эмоциям. Постарайся найти время, чтобы послушать рассказы родителей или бабушек о былом — так ты избавишь их от возрастной депрессии и отрицательных эмоций.

Добавить комментарий