Лекарство от безнадежной любви

Они стояли в двух шагах друг от друга у него на кухне, разговаривали ни о чем, все не решаясь приблизиться друг к другу.

Лена скользила рассеянным взглядом по незнакомым светлым стенам, белому подоконнику с аккуратно расставленными на нем горшками с ухоженными фиалками. Наконец, неожиданно для самой себя, спросила:

— Ты скучал по мне?

—  Очень, — ответил Сережа, посмотрел ей прямо в глаза и улыбнулся, — я даже все твои статьи, какие только нашел, прочитал в Интернете.

— Зачем? — еле заметно улыбнулась она.

— Ну… это был единственный способ хоть как-то прикоснуться к тебе…

— Ну и как, понравились мои статьи? — усмехнувшись, спросила Лена.

— Нет, не понравились. Ты гораздо умнее и глубже, чем автор всей этой писанины, — уже совершенно серьезно и без улыбки ответил он.

И тут их словно бросило друг к другу. Через мгновение они уже целовались как сумасшедшие…

—  Я все понимаю… И совсем не собираюсь уводить тебя из семьи, но я больше не могу без тебя, — лепетала она, пока он порывисто и нежно целовал ее шею, губы, глаза.

— Я так скучал по твоей коже, по твоим губам, Ленка!

… Они лежали в кровати обнявшись, в полной темноте и не могли оторваться друг от друга. Даже уснув, он все еще удерживал ее рядом с собой, словно боясь, что она вновь исчезнет, как тогда — год назад…

Какое безрассудство!

Утреннее безжалостное солнце осветило комнату, по углам которой были разбросаны детские игрушки. Лена увидела маленькую кроватку с прозрачным пологом, стоящую рядом с их постелью. С фотографии на стене улыбалась ничего не ведающая Сережина жена, обнимающая двоих малышей. «Прости», — тихо прошептала Лена незнакомой миловидной женщине со снимка. Сережа все еще спал.

«Как глупо, — думала она. — Ведь год назад я нашла в себе силы расстаться, сумела не видеть его и не звонить, научилась жить без него, а сейчас… сейчас в один миг перечеркнула все эти свои сомнительные достижения и снова попалась в тот же капкан…»

«Ах, ну кого ты хочешь обмануть! — строго вещал Ленкин же собственный внутренний голос, — ведь ты же отлично знала, что он придет на эту вашу встречу выпускников, знала и все-таки пошла туда. А потом, когда уже было слишком поздно возвращаться домой, ты согласилась поехать ночевать к нему. Чего же плачешься теперь? Разве не этого ты хотела?» — «Плачу, потому что люблю его и потому что ничего изменить уже нельзя». Но ее второе «я» не унималось: «Мазохистка! Одно мгновение счастья не стоит долгих месяцев, а то и лет мучений и переживаний!..»

Сережка пошевелился, открыл глаза и притянул Лену к себе, нежно прошептал ей: «Здравствуй!» В его огромных ручищах она чувствовала себя крошечной Дюймовочкой. Как же ей всегда нравилось это ощущение! Ленка обмякла и, кажется, начала тонуть в больших карих Сережиных глазах, в его мягкой, обволакивающей улыбке и, уже окончательно идя ко дну, успела-таки ответить своему трезвомыслящему внутреннему голосу: «А, ну и пусть!»

90 дней счастья

Три месяца — три долгих и таких коротких, счастливых летних месяца, пока Сережина жена с детьми отдыхали в Севастополе, они были вместе. Ее ненаглядный почти переселился к ней, только изредка заезжая к себе домой, чтобы переодеться. Они вместе ходили в гости и в кино, вместе что-то готовили на ее маленькой кухне. Вечерами она ждала его с работы, кормила ужином, расспрашивала о том, как прошел день, и рассказывала свои хорошие новости. И была счастлива, и не хотела думать о том, что ее незаслуженное, краденое счастье скоро должно закончиться. И оно закончилось. Точно так, как и началось, — в один миг.

— Я завтра уезжаю в Севастополь, за семьей. Отдохну с ними пару недель. Приеду — позвоню.

И действительно позвонил сразу же, как только вернулся. Набравшись мужества, Лена ровным усталым голосом проговорила в трубку:

— Все, Сереж, больше не надо ничего. Совсем ничего…

Потянулись пустые и одинокие одинаковые дни. А природа, словно в насмешку над Ленкиным несчастьем, закатила тогда сумасшедшее, невиданное бабье лето. Осень никак не хотела начинаться, уже был в самом разгаре октябрь, а ошалелое солнце все еще светило напропалую. Лучшее в Ленкиной жизни лето никак не хотело покидать ее…

Новая авантюра

Верные подруги конечно же взяли над «пострадавшей» шефство, всеми силами старались вывести Ленку из депрессии, однако получалось это плохо. Из чувства благодарности на дискотеках и вечеринках, девичниках Лена старательно изображала веселье, но в глубине ее глаз стояла такая безысходная тоска, что девчонки быстро поняли, что зашли в тупик. Но тут неунывающая оптимистка Наташка тоном, не терпящим возражения, заявила:

—  Так, я знаю, как устроить твою личную жизнь! Надо разместить твою анкету в виртуальном брачном агентстве. Там таких Сереж, только в сто раз лучше и, заметь, неженатых, — хоть пруд пруди!

Спорить с «бронебойной» подругой — все равно, что идти в одиночку на танк. Вяло отмахнувшись, Ленка сказала только:

— Делай что хочешь.

Сваха из Натальи получилась что надо: фотографии она подобрала замечательные, да и анкету составила грамотно. Ленкин образ получился очень привлекательным — видимо, поэтому писем от потенциальных женихов было много.

Со временем Лену увлекло это занятие — изучать послания от незнакомых мужчин, которые забрасывали ее комплиментами и предложениями руки и сердца. Читая эти признания, она заново училась радоваться жизни. Да и самооценку это очень повышало. Тем не менее среди множества писем не было ни одного, которое бы ее по-настоящему заинтересовало,

«Глупая это все-таки затея, — думала Лена. — В плане психотерапии, может, оно и ничего, но разве можно в Интернете встретить свою судьбу?»

Но однажды, совершенно неожиданно для себя, Ленка поняла, что одно из этих посланий ее «зацепило». Она ответила, и завязалась переписка.

Дмитрий — ее виртуальный поклонник — пять лет назад уехал из России работать в Таиланд и настолько влюбился в эту страну, что решил там остаться. Когда Ленка читала его письма, ей временами казалось, что он сумел проникнуть в ее мысли — настолько их восприятие жизни, чувства и переживания совпадали. Дима присылал фотографии: Таиланд, Малайзия, Бирма, Новая Зеландия — все те места, где ему доводилось бывать. Вскоре она так привыкла к письмам от Дмитрия, что не на шутку расстраивалась, если он не писал хотя бы пару дней. А потом Дима позвонил. Они проболтали целый час, и Лена отметила, что они на удивление быстро преодолели смущение и общались легко и непринужденно.

Опять разочарование

Когда Дима предложил Лене приехать к нему в гости, подруги принялись отговаривать ее, твердя в один голос:

— Это безумие — ехать за тридевять земель к человеку, которого совсем не знаешь!

— Но мне кажется, что знаю, — возражала Лена. — Все равно поеду, я уже решила!

— Нет, ну ты сумасшедшая! — резюмировали девчонки и махнули рукой, поняв, что спорить с упрямой подругой совершенно бесполезно.

… 14-часовой путь из Москвы в Таиланд с посадкой в Ашхабаде — испытание нелегкое, особенно для человека, который дальше Сочи никогда не летал. Но несмотря на сломанное кресло с не откидывающейся спинкой, Лена мужественно перенесла длительный полет.

Пройдя паспортный контроль, она оказалась в зале прилета огромного Бангкоккского аэропорта, где в толпе встречающих отыскала знакомое ей по фотографиям лицо. Дмитрий радостно улыбался и совсем не выглядел смущенным. А ей почему-то было не по себе. Только сейчас Ленка поняла, в какую ввязалась авантюру: несмотря на то что с этим человеком она переписывалась и болтала по телефону, сейчас, при реальной встрече, Дима показался ей совсем чужим. «Только бы приставать не начал!»— с горечью подумала она.

Но Дима, казалось, вовсе не замечал ее смущения. Он чмокнул девушку в щеку и, подхватив ее чемодан, произнес: «Ну, с приездом, красавица!» А затем скомандовал: «А теперь быстро за мной, не то на посадку опоздаем». Они понеслись через длинный извилистый лабиринт коридоров бесконечного аэропорта, а затем пересели в небольшой самолет, который должен был их доставить до популярного курортного местечка — острова Самуй.

На пороге самолета их встретили симпатичные стройные стюардессы в синих костюмчиках и с яркими шарфами, сложенными в виде розы на тоненьких шейках. Девушки склоняли хорошенькие головки и приветствовали пассажиров, соединив ладони перед грудью.

В полете Дима развлекал Лену веселыми историями, но ей по-прежнему было очень неуютно. «Правы были девчонки, я же его совсем не знаю!» — думала она.

… И вот они уже на острове Самуй. На такси быстро доехали до отеля. Это была небольшая, но уютная гостиница, состоявшая из десятка симпатичных бунгало, расположенных прямо в двух шагах от океана. Дима распахнул перед Леной дверь просторного номера, из окна которого открывался вид на водную гладь:

— Ну, как тебе?

— Пойдет! — ответила та, чувствуя лишь сильную усталость.

— Ладно, отдыхай! Если понадоблюсь — я в соседнем номере.

Потрясающие открытия

Утром Лена вышла из своего бунгало. Невероятно: в Москве зима, снег, метели, а здесь — лето. «Никак это лето меня не отпускает, даже посреди зимы вернулось!» — с тихой грустью думала она, пересыпая в руках белый прибрежный песок и с восхищением оглядываясь на высокие пальмы и прозрачную бирюзовую морскую воду.

—  Проснулась? — услышала она позади себя голос Димы.

В светлых шортах и майке, делавших его еще более загорелым, он, улыбаясь, шел к ней по мягкому песку, держа в руках огромный светло-зеленый кокос с торчащей из него тоненькой соломинкой.

— Ой, а почему он такой большой и зеленый? — искренне удивилась Лена.

—   Потому что молодой. В Москве таких нет, попробуй!

Лена потянула через трубочку прозрачное, сладковатое, с легким травянистым привкусом кокосовое молоко.

—  Держи! — протянул он ей сверкающую на солнце серебристую ложку.

Лена зачерпнула нежную ореховую мякоть, и та тут же растаяла у нее во рту.

—  Это просто сказка! — так и ахнула она.

… Они завтракали в кафе на берегу океана. Перламутрово-розовые, крепкие, ароматные креветки ничуть не напоминали те вялые и безвкусные «дары моря», которые Лена покупала в Москве. А потом они отправились на машине в путешествие по острову. Восточный колорит ощущался здесь повсюду: даже вездесущий Роналд Макдоналд, украшающий собой самую знаменитую в мире закусочную, выглядел непривычно: он стоял с молитвенно сложенными перед собой руками.

— Эта поза в Сиаме — знак почтения и уважения, — объяснил Дима. — Кстати, ты знаешь, что по тайскому календарю сейчас не 2006, а 2549 год?

Ленка даже не успевала удивляться всему, что видела и слышала. Столько впечатлений разом она не получала, наверное, никогда в жизни. Она была в неописуемом восторге от неподражаемого местного колорита, от уличных рынков, где на прилавках возвышались горы незнакомых фруктов, свежевыловленных кальмаров, диковинных рыб и устриц, от нескончаемых пальмовых лесов, в которых свободно гуляли слоны и паслись буйволы.

Но больше всего Лене понравились затейливо украшенные разноцветные тайские храмы с причудливыми высокими крышами и затерянные среди джунглей и лиан буддийские монастыри. Как-то Лена и Дима даже зашли в один из них.

На пороге их встретил приветливо улыбающийся монах в оранжевом одеянии, с гладко выбритой головой. Дима начал с ним беседовать, и тот радушно пригласил молодых людей войти. Сняв обувь (в Азии принято входить босым в любое помещение, не только в монастыри), они переступили порог просторного зала, в центре которого находилась статуя золотого Будды, которую окружали множество зажженных свечей и гирлянд, сплетенных из ярких живых цветов. Осмотрев все красоты монастыря, Лена и ее спутник двинулись к выходу. На прощание монах что-то сказал своим гостям на непонятном для девушки языке.

—  О чем он говорил? — спросила Лена.

— Пожелал нам здоровья и счастья, а персонально тебе — преумножения твоей красоты и плодородия, — озорно улыбнулся Дима.

Экзотика на вкус

Зайдя в небольшой ресторанчик, они сидели на открытой веранде в ожидании заказанных блюд. Дима вновь увлеченно рассказывал о Таиланде. Ей казалось, что он знает об этой стране все: о политическом устройстве, культуре, обычаях и традициях.

— Ты обязательно должна это попробовать, — интригующе произнес Дмитрий, когда миниатюрная официантка поставила перед Леной пиалу с супом.

— Что это?

— Том ям гунг — национальное тайское блюдо. Уверяю тебя, ты никогда в жизни не ела ничего подобного.

Обжигающе острый суп, который помимо шампиньонов и креветок состоял из множества непонятных ингредиентов, источал невероятные ароматы.

— Из чего его готовят? — поинтересовалась Лена.

— О, там много составляющих: листья лайма, лотос, лимонник, зеленый имбирь, кокосовое молоко и еще куча всего.

Между поездками по острову, купанием в океане и посещением всевозможных экзотических шоу Лена пыталась разобраться в себе и своих чувствах. Ее отношение к Диме было совсем не похоже на то чувство, которое она испытывала к Сергею. Забыть прежнего возлюбленного не удавалось — воспоминания о нем все еще отдавались пронзительной болью в сердце. Дима, чувствуя, видимо, ее колебания, не настаивал на сближении. Но окружил ее такой искренней заботой, что она ощущала себя почти счастливой, радуясь каждому прожитому дню.

И даже тропический дождь, который лил целых три дня подряд и едва не затопил остров Самуй, не испортил ей настроения. Вода была повсюду, и машины не ехали, а плыли по улицам, на треть погруженные в образовавшуюся реку, а зонты не спасали пешеходов от бурных потоков. Но местные жители по-прежнему приветливо улыбались до нитки промокшим туристам, да и сами туристы тоже отнюдь не выглядели несчастными.

Тропический дождь

Бурным потокам воды не удалось загнать людей по домам и гостиницам: рестораны и магазины по-прежнему были полны неунывающими приезжими. Правда, когда из-за дождя случилась авария и на всем острове на несколько часов отключили свет, Лена загрустила, вспомнив, что уже завтра улетает домой.

Но тот вечер стал самым романтичным из всех, проведенных ею на острове: мерцающее пламя свечей, шум неумолкающего дождя и они вдвоем… Неожиданно для себя она рассказала Диме грустную историю своей безнадежной любви. Он внимательно выслушал ее, а потом, впервые за все это время, поцеловал, нежно касаясь ее губ…

Здравствуй, это я!

Провожая ее в аэропорту, он сказал на прощание:

— Ну вот, ты открыла дорогу в тропики! Теперь буду ждать, когда приедешь в следующий раз!

…Через несколько дней после возвращения Лены девчонки собрались у нее, чтобы послушать рассказ о путешествии.

Лена долго говорила о своих приключениях в Азии, показывала фотографии, но ее глаза были грустными.

— Что, не звонит? — догадалась Натаха.

— Наверное, времени нет. Всего неделя прошла, как я уехала, — храбрилась Ленка, но скрыть свою грусть от подруг не могла.

— Лен, твой мобильник звонит! — прокричала с кухни Светка, которая заваривала там чай. Лена взяла трубку:

— Я слушаю!

—  Привет, — послышался из трубки Димкин голос, такой знакомый и родной. — Ленчик, ты только не подумай, что я решил отказаться от своих слов. Вовсе нет: я буду очень рад снова увидеть тебя в тропиках. Но не сегодня, потому что сейчас я в Домодедово… Ну что, увидимся?..

Типичная ситуация: «Люблю женатого!»

Это очень важное качество — умение испытывать чувство влюбленности. Не всем оно дано, поэтому, если ты способна любить, — будь благодарна судьбе.

  • Есть категория женщин, которые из раза в раз влюбляются в женатых мужчин. Это их беда, а не вина. По мнению психологов, эта особенность-связана с невысокой самооценкой, нежеланием полюбить себя: считая, что всерьез понравиться никому она не сможет (а уж тем более — настолько, чтобы на ней женились), девушка неосознанно выбирает человека, который вряд ли позовет замуж. И, не получая предложения руки и сердца, она имеет все основания убеждать себя: «Конечно, он меня любит, но по объективным причинам не может быть со мной».
  • Не думай, что женатый мужчина, с которым ты встречаешься, — это твой «последний шанс» и тебя никто не полюбит! Такие мысли — свидетельство того, что ты боишься неудач и разочарований: по мнению специалистов, влюбляясь в женатого мужчину, женщина таким образом «страхуется» от возможности быть отвергнутой.
  • «Привычка» влюбляться в несвободных мужчин может говорить и о том, что ты несколько инфантильна: сознательно выбираешь «недоступный» объект любви, потому что не знаешь, что делать в случае, если он ответит взаимностью. Проанализируй свои чувства и ожидания: чего ты хочешь от любимого мужчины?
  • По статистике, только 15% мужчин разводятся с женами и женятся на своих «внебрачных» возлюбленных. Остальные предпочитают статус-кво. Ведь, имея двух любящих его женщин, мужчина повышает собственную самооценку. Поэтому психологи настоятельно рекомендуют расставаться с женатыми: несмотря на наличие мифической «второй половинки», ты все равно одна. А вот лучшее «лекарство» от несложившейся любви — новая любовь!

Добавить комментарий